Воскресная литургия и панихида по погибшим на линкоре "Новороссийск"

В воскресенье по окончании Божественной литургии в Свято-Никольском храме была отслужена лития по погибшим на линкоре "Новороссийск".

Гибель линейного корабля "Новороссийск" даже спустя почти полвека остается, пожалуй, самой трагической страницей в летописи отечественного флота. Тогда, 29 октября 1955 года, более 600 военных моряков погибло, а около 200 было ранено и покалечено. Только в 90-х годах их имена появились на двух ранее безымянных братских могилах.

А засекреченному наградному списку был дан ход лишь в 1999 году - согласно указу президента России. 716 моряков были награждены орденом Мужества, причем более 600 - посмертно. Но и этот документ, вышедший почему-то под грифом "Для служебного пользования", не поставил точку в трагической истории линкора...

Вечером 28 октября 1955 года "Новороссийск" вернулся с моря и занял место у бочек N 3, в полумиле от Графской пристани, где обычно проходили все праздничные мероприятия. Но швартовка прошла нештатно: корабль, управляемый не очень опытным старпомом, проскочил носовую "бочку" на добрую половину корпуса. Выравнивание отложили до утра (впоследствии это обстоятельство сыграет весьма важную роль). Тогда никто даже допустить не мог, что с линкором, ошвартованным в глубине прекрасно защищенной Севастопольской бухты, может хоть что-то произойти. После швартовки на "Новороссийске" началась обычная жизнь по корабельному расписанию. Было разрешено увольнение на берег. Вместе с большинством офицеров на берег сошел и исполняющий обязанности командира старпом - капитан 2-го ранга Хуршудов. Среди оставшихся на борту офицеров преобладали лейтенанты и старлеи.

В 1 час 30 минут, едва вахтенный на юте пробил положенные три склянки, в носовой части "Новороссийска" прогремел оглушительной силы взрыв. Как потом выяснилось, он был такой мощности, что пробил насквозь многопалубный бронированный корпус линкора. В громадную (150 квадратных метров) пробоину хлынули потоки забортной воды, перемешанные с мазутом и кровью. Разрушения пришлись на самую заселенную часть корабля - сразу же погибли 150-175 человек. Но если бы взрыв задел один из артпогребов, на воздух взлетели бы еще и пять крейсеров, стоявших рядом.

Начались борьба за живучесть и подготовка к буксировке линкора на отмель. Драма развивалась на виду у всего Севастополя, отмечавшего столетие первой обороны 1854-1855 годов (вручать орден Красного Знамени Севастополю прибыли председатель Президиума Верховного Совета СССР Климент Ворошилов и отдыхавший под Ялтой Никита Хрущев) и готовившегося к 7 Ноября. Прибывший на гибнущий корабль командующий Черноморским флотом вице-адмирал Виктор Пархоменко приостановил начатую буксировку. И это было роковое решение. Адмирал то и дело требовал докладов о состоянии корабля, а линкор тем временем уходил под воду. Запоздалое приказание Пархоменко о возобновлении буксировки оказалось бессмысленным: носовая часть корабля уже осела на грунт. Не сразу удалось уговорить адмирала и на эвакуацию не занятых в спасательных работах моряков - к этому моменту их на юте скопилось до тысячи человек.

Когда решение об эвакуации наконец приняли, крен корабля начал стремительно нарастать. Плотные шеренги моряков, построившихся на юте в ожидании баркасов, стали скатываться за борт - в темноту. На них, калеча и убивая, полетели сорвавшиеся со своих штатных мест зенитные установки и механизмы. В 4 часа 14 минут линкор лег на левый борт и через мгновение опрокинулся вверх килем. В этот момент из-под стальной махины вырвался тысячеголосый крик ужаса.

Во внутренних помещениях перевернутого линкора остались люди, которых можно было бы еще спасти: отчаянный стук из недр огромного корпуса нарастал, сливаясь в сплошную дробь. Но и этот шанс не был использован.

 

Гостевая книга Свежий выпуск газеты "Радуга"

Hosted by uCoz